11.08
23:02

Женская проза

«Женщины-Моцарта не существует потому, что не существует женщины-Джека Потрошителя».

"Одумавшаяся" феминистка Камилла Палья


Порядок перечисления не означает предпочтения. Вообще ничего не означает.

1. Мэри Шелли "Франкенштейн, или современный Прометей" ***
2. Дафна Дюморье "Птицы" ***
3. Этель Лилиан Войнич "Овод" ***
4. Татьяна Толстая "Кысь"
5. Далия Трускиновская "Дверинда"
6. Гариэтт Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома" ***
7. Маргарет Митчелл "Унесенные ветром" ***
8. Айрис Мёрдок "Под сетью"
9. Виктория Токарева "День без вранья"
10. Агата Кристи "Убийство Роджера Экройда" (вариант - "Десять негритят")
11. Наталия Медведева "Мама, я жулика люблю!"
12. Мария Семенова "Волкодав" ***
13. Туве Янссон "Муми-тролль и другие"
14. Колин Маккалоу "Поющие в терновнике" ***
15. Шарлотта Бронте "Джейн Эйр" ***
16. Виктория Токарева "О том, чего не было"
17. Нина Бодэн "Кэрри в дни войны"
18. Нэнси Коллинз "Тонкие стены"
19. Тэффи "Смешное в печальном"
20. Дина Рубина "На Верхней Масловке" (книги израильского периода пусть читают евреи) ***
И БОЛЬШЕ НИЧЕГО ВСПОМНИТЬ НЕ МОГУ


*** [Почти]Общепризнанно значимые книги

[ ] Просто так, от балды почти





30.01
07:49

Ю Несбё «Снеговик»



Это седьмой роман в серии о инспекторе Харри Холе (2007), человеке с большими проблемами в личной жизни и тягой к алкоголю. Он тратит существенное время на борьбу с собственными кошмарами, вызванными алкоголизмом и неустойчивой психикой. Холе скорбит о погибших друзьях-полицейских, и их образы постоянно напоминают ему о прошлом. Разыскивая пропавшую Бирту Беккер, Харри Холе приходит к выводу, что годами в Норвегии в тот день, когда выпадает первый снег, бесследно исчезают замужние женщины.

Впервые Харри сталкивается с серийным убийцей на своей родной земле (до этого им изловлен маньяк австралийский). Преступник, которому газеты дали прозвище Снеговик, будто дразнит старшего инспектора, доводя до исступления, вынуждая делать промахи, в результате которых страдают невинные, но отнюдь не непричастные к делу люди… Впрочем, не столь уж и невинные, как выясняется.

После прочтения ясно понимаешь:

1. Заводить детей не стоит.
2. Никогда не поздно возобновить процесс врачей-вредителей.

Ю Несбё (род. 29 марта 1960 года) — норвежский писатель и музыкант. Обладатель нескольких литературных премий.



Несбё является главным вокалистом и автором песен норвежской рок-группы Di Derre.

Известность ему принесли детективные романы об инспекторе Харри Холе.

• 1997 — «Нетопырь» («Полёт летучей мыши»)
• 1998 — «Тараканы»
• 2000 — «Красношейка»
• 2002 — «Не было печали» («Немезида», «Богиня мести»)
• 2003 — «Пентаграмма»
• 2005 — «Спаситель»
• 2007 — «Снеговик»
• 2009 — «Леопард»
• 2011 — «Призрак»
• 2013 — «Полиция»

Он также является автором детских книг о докторе Прокторе. По роману «Охотники за головами», не входящему в серии, поставлен одноименный триллер (2011).

Di Derre - Pirke



28.01
03:51

Джеймс Беккер "Первый апостол"




Очередной код Да Винчи.

Снова таинственные артефакты, тщательно упрятанные от широкой общественности с помощью зашифрованных посланий. Снова коварный Ватикан, не желающий их обнародования и не брезгующий для этого никакими средствами. Только в роли
злых сил, помогающих Св. Престолу, выступают не тамплиеры (иллюминаты, Opus Dei) и даже не злокозненные жидомасоны, а прозаическая Cosa Nostra. Для вящей экзотики в роли укрывателей реликвий выступают средневековые катары,
они же альбигойцы.

Ну куда же в данной теме да без еретиков.

Автор явно не симпатизирует ни католицизму, ни христианству в целом, показывая, что данное вероучение возникло буквально на пустом месте (существование св. Петра ставится под сомнение, а апостол Савл-Павел вообще выступает как агент императора Нерона), и даже злонамеренно инспирировано отживающей римской властью в первом веке нашей эры для умиротворения евреев (вот это уж точно занятие безнадежное).


26.12
09:42

Вселенский неудачник

Дмитрий Емец. Вселенский неудачник



Русский аналог "Звездных дневников/путешествий Йона Тихого" (в данном случае - Тита Лукича Невезухова). Те же яйца, только в профиль. Планеты с идиотскими до бредовости жизненными укладами, сумасшедшие роботы, странные формы жизни и т. п. Даже оглавление книги похоже: вместо "путешествие № такое-то" стоит "воспоминание №…" (всего их 17). Но оригинально по сути своей. Рекомендую к прочтению.

Книга вышла ещё в 2003 г., но попалась впервые только вчера.

25.12
08:03

Чёрный день



«Черный день» - это эпическое пятитомное произведение, события которого происходят после крупномасштабной ядерной войны, поставившей человечество на грань вымирания. Общий объем книги - около 1500 страниц.

В романе несколько сюжетных линий. Место действия главной сюжетной линии – Западная Сибирь и Урал. Герои – жители Сибири, борющиеся за жизнь в условиях «ядерной зимы» и разрушения цивилизации. Это представители разных социальных слоев, люди разных характеров и жизненных установок. Эпизодические вставки-интермедии посвящены глобальным событиям, происходящим на театрах третьей мировой от Шпицбергена до Австралии.
Жанр романа ближе всего к фантастическому боевику, но им не исчерпывается. Герои и сюжетная линия произведений – сквозные, то есть это эпопея, а не объединенная только общей «вселенной» серия.

«Черный день» - это реалистическое произведение, в основу его положены научные теории, реальные геополитические процессы и военные доктрины государств. В нем нет шаблонов бульварной фантастики о «радиоактивных мутантах» и не исчезающем даже за сотни лет заражении местности.
Это динамичное произведение, сочетающее элементы хоррора и боевика. При написании автор консультировался со специалистами по техническим вопросам (техника, оружие, радиация и средства защиты от нее и проч.), а также использовал собственные профессиональные знания инженера по ГО и ЧС.

Всего в серии "Черный день" на настоящий момент написаны пять романов:

«Черный день»
«Сорок дней спустя»
«Утро новой эры»
«Призраки Ямантау»
«Поколение пепла»










Автором ведется работа над шестой книгой эпопеи и запланировано написание седьмой.





––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––




Алексей Доронин — российский писатель и поэт, автор произведений в жанре научной фантастики - родился 10 сентября 1984 года в городе Прокопьевске, где и проживает в настоящее время. Получил филологическое образование в Кемеровском государственном университете, работал преподавателем и корреспондентом муниципальной газеты.

Алексей принимал активное участие в работе городской организации КПРФ и даже выдвигался кандидатом от коммунистической партии в Совет народных депутатов Кемеровской области. Сегодня он работает специалистом по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям на угольной шахте. Женат, отец двоих детей.

Сам Алексей называет себя «филологом-сурвивалистом (выживальщиком)». Поклонники фантастического жанра ценят его книги за правдоподобность повествования, детально прописанные образы и характеры героев. Доронин — автор таких романов, как «Черный день», «Сорок дней спустя», «Утро новой эры», «Призраки Ямантау» и «Поколение пепла», вышедших в издательстве «Крылов» (г. Санкт-Петербург).

В настоящее время пишется продолжение данной серии. Остальные произведения – рассказы и стихотворения - являются неопубликованными.

Основная тема его произведений — выживание человека при наступлении глобальной катастрофы.


Официальный сайт: blackday.club


26.07
09:27

Джонатан Троппер «Дальше живите сами»



Главный герой Джад Фоксман – продюсер одной из многочисленных американских радиостанций. Неожиданно заявившись домой в неурочное время (дабы отметить то ли юбилей своей свадьбы, то ли женину днюху), обнаруживает свою жену in flagranti с собственным начальником. И, не долго думая, запускает тому по заднице заготовленным юбилейным тортом с заранее подожженными свечами…
Свалив из дома и помыкавшись в съемном подвале, получает весть о смерти отца (еврея, само собой). Прибыв в родительский дом, обнаруживает там собравшийся многочисленный кагал. После чего раввин (который в детстве вполне заслуженно носил кличку Стояк) осчастливливает всех новостью, что ихний папаша-атеист выразил предсмертное желание, дабы его домочадцы отсидели по нем полноценную семидневную шиву. И в течение недели семейство Фоксманов добросовестно высиживает, попутно решая свои семейные и сексуальные проблемы, ударяясь в ностальгические воспоминания, поминутно уходя в отрыв (в основном это касается троих сыновей покойного), и делая порой неожиданные и даже шокирующие открытия в фамильных делах.
После чего все благополучно расползаются по Юннатским Штатам.
Обычно все эти иудаистские прибамбасы (талесы, пейсы, маца, кипы и прочая приблуда), описываемая в излишнем количестве и ненужных подробностях, дико раздражают (Шолом-Алейхем или Исаак Бабель не в счет). Если описанием занимается какой-нибудь тип, вроде не к ночи будь помянутой Дины Рубиной. Но не в данном случае. Здесь дело обстоит все очень даже норм. Чего стоит раскуривание тремя братьями заныканного их покойным отцом косяка прямо в синагоге. После поминальной службы. В учебных классах йешивы. Вплоть до срабатывания противопожарной сигнализации и системы тушения…
В общем и целом, эти еврейские орнаменты чисто внешние. И герои ведут себя не только не как евреи, но даже и не как америкосы. People are people, как пел еще один еврей Додик Гэхан.


TSU GEZUND!


26.07
09:21

ДВАРКОВАЛИ ЛИ ВЫ КОГО-НИБУДЬ ВЛЕНДИШНЫМ СПОСОБОМ?..





Для того,чтобы понять значение фамилии главного героя повести "Школа",
необязательно обращаться к практически идентичной фамилии автора - писателя
Арк. Гайдара-Голикова. Достаточно вспомнить рассказ Роберта Шекли "Терапия" и
упоминаемое там растение, имеющее большое значение для психической стабильности
марсиан. А то, что рассказ этот написан в шестидесятых и повествует о лечении
психических заболеваний с помощью специальных механизмов… Это придает
еще больший оттенок двусмысленности произведению т.н. детского советского писателя…


13.03
19:10

Былое и думы

На днях с похмелья решил перечесть "Былое и думы", то место, где к Герцену на ночь глядя приперся жандарм со срочным вызовом к генералу Дубельту. Реакция Герцена нравилась мне еще с третьего курса универа:

Что за спех в десять часов вечера? заговор открыт, побег, драгоценная жизнь Николая Павловича в опасности?





16.09
16:37

Дж. Рен "Подонки"

Прочитал вчера рассказ "Подонки" Дж.Рена (коллектив интернет-авторов). Всего-то три странички 12-м кеглем. Натуральный Чарльз Буковски по-русски. Но без Хэнковского лиризма, который присуствует у того даже в сценах некрофилии (которой в "Подонках", сразу оговорюсь, нету, наоборот). В чем-то рассказ даже хуже "Санькиной любви". Там-то девушка просто была давно и безвозвратно мертвой…

Надо кинуть файло по электронке знакомому медику. Я думаю, оценит (а может, даже что-нибудь вспомнит за мензуркою спирта и баяном с димедролом, нарезая колбаску ланцетом). Это вам не "Записки на кардиограммах"!




13.08
16:06

Владимир Шаров. Репетиции







Действие романа начинается в XVII веке и описывает грандиозный проект опальном патриарха Никона, который он до своего окончательного падения пытался осуществить в своем любимом Новоиерусалимском монастыре. С помощью приблудного французского комедианта Сертана Никон в течение 1662-1666 гг. готовит почву для воссоздания Нового Иерусалима, а вокруг него - евангельского ландшафта (тщательно выверенного) и постановки мистерии о страстях Христовых (с помощью тщательно подобранных непрофессиональных актеров из местных крестьян, инородцев и всяческих сомнительных личностей). Вся эта феерия должна ускорить сроки второго пришествия и спасения человечества.

Затея терпит крах, участники отправляются по обычному маршруту - Владимирке - в Сибирь и на поселении из малограмотной труппы становятся мистической сектой с навязчивой идеей: довести постановку до логического конца, после чего наступит долгожданный конец света со всеми вытекающими. И так до самой до родимой коллективизации, сибирской гулаговской эпопеи…

Содержание, стиль и интрига романа не может не вызвать интерес; несколько занудные повторяющиеся богоискательские периоды о природе Христа, спасении, роли евреев во всем этом и тому подобное можно пропускать (но я не пропускал).

Исторические описания (в которых нет даже прямой речи)перемежаются эпизодами биографии сибирского историка-лингвиста, в середине ХХ века обнаружившего эту историю в рукописях старообрядцев. Сам роман "Репетиции" написан (вот не ожидал) еще в 1986-1988 году. Не иначе тоже приурочен (как и действо свое Никон хотел приурочить к ожидаемому Апокалипсису-1666) к тысячелетию крещения Руси.

В общем: русская жизнь, безсмысленная и безпощадная. Вера, доведенная до абсурда. Безконечное обмусоливание идей русского православия, которое, ежу понятно, превыше всего… А роман все равно заслуживает прочтения даже теми, для кого "верить, ибо абсурдно" - явный нефонтан. Все равно русское т. н. "православие" - наиболее близкая к язычеству однобогая религия. Дикая, красочная и экзотичная. И какой-нибудь насквозь высохший протестантизм попросту скучен и вреден для мозгов народных намного больше. Ну хоть с этим нашему многострадальному Отечеству повезло. Но вряд ли вывезет.

02.08
14:04

Владимир Березин. Свидетель.





Думал, как охарактеризовать эту книжку, изданную почти 15 лет назад, тем более что заглавная повесть, по объему большая, чем все остальные содержащиеся в сборнике маленькие рассказы, поначалу у меня не пошла.

Сентиментальный цинизм. Помесь Ремарка с Прилепиным. Война, современная и безпощадная, так и не исчезнувшая даже из мирной жизни героев. Любовь, по-прежнему ценная для них и никуда и не пропавшая. Советское прошлое в ностальгической дымке. В общем, как-то так…

26.07
11:35

Виктор Гастелло. Пока ты живешь




Талантливая книга сына легендарного капитана Гастелло - не об его знаменитом отце, давно ставшим всенародным мифом наравне с Александром Матросовым и Мересьевым. Три маленькие то ли повести, то ли рассказы, входящие в книжку, повествуют, как и фильмы Кустурицы, "ни о чем", то есть про жизнь. Про недавнее советское прошлое, которое предстает в самом приглядном виде, без охаивания всего и вся и ностальгии по прошлым временам. "Пока ты живешь" - жизнь обычной советской семьи в 30-40-50-е гг. Предвоенная жизнь в городе Калинине, война, оккупация, гибель отца семейства, голод… все это до тошноты знакомо, но не раздражает своей узнаваемостью. "Маша" - история обычной советской девушки-программиста, засидевшейся в девках, и опять же в ней рассказывается "ни о чем", нет чернухи и присутствует ненавязчивый юмор. "Древние стены" - о монастыре, в советское время превращенного в профилакторий, а после в музейный комплекс. На фоне монастыря - воспоминания приехавшего с женой на экскурсию инженера о прошлой любви к буфетчице профилакторного "чепка".

В общем, никаких хэппи-эндов, но и без концовок в стиле "все умерли".

23.07
13:40

Владимир Медведев. Охота с кукуем.



Книга, на первый взгляд формально-мистическая, вовсе не уносит нас безповоротно из мира Яви в Навь. Нежить и нечисть вполне комфортно вписываются в нашу с вами трижды проклятую реальность, как соседи по коммуналке.

Центр по духовной подготовке для более комфортного и безболезненного ухода из нашего мира, спокойного восприятия самого понятия смерти на поверку оказывается высококлассным борделем для богатеньких некрофилов-геронтофилов. Забитый негритянский подросток, постоянная жертва местных скинхэдов, неожиданно обнаруживает в себе дар пробуждать к жизни зомби, могущего защитить своего хозяина от всевозможных врагов (чему способствует выдумка матери героя о якобы колдовских способностях его африканского отца). Смертельно больной по совету ведуньи должен взять на кладбище на родительской т.н. «отцовскую косточку», дабы излечится… но в результате обращает данный магический предмет против местного олигарха. Безобидный лох-дедок, водитель «Запорожца», оказывается энергетическим вампиром-липуном, жертвами которого оказываются парочка гоп-стопщиков… а в результате все они попадают в облавную охоту, которую устраивают с помощью лесного чудовища-кукуя гламурные каннибалы из элитного мотеля «Лукоморье»… Эксклюзивный протезист, производящий аксессуары для профессиональных нищих, обнаруживает в своем клиенте личность, напоминающей самого дьявола… Ну и так далее.

Написано с юмором, без часто присутствующего в традиционных ужастиках и мистике псевдоинтеллектуального занудства. Без психоделических претензий я-ля Пелевин.



21.05
16:56

МОИ ПЕРВЫЕ КНИЖКИ




Что-то вдруг вспомнилось…

Р.Р.Толкиена ("Хоббита", конечно, больше у нас из его произведений тогда ничего не издавали) я прочитал в 5 лет, в 1980-м. И как просто сказку его не воспринял. Несмотря на крупный шрифт и картинки во всю страницу, частично книгу мне прочитала бабушка.

Стругацких я впервые прочитал лет в 8-9, году в 1984, в Антологии фантастики,"Трудно быть богом/Понедельник начинается в субботу". Первое, конечно, явно не детское чтение. И я согласен с Бушковым, который рвет этот роман на цитаты на все случаи жизни, что это - лучшее произведение АБС. По своей универсальности. Когда мне, например, попался "Обитаемый остров", я долго не мог поверить, что и это - дело их рук. Такое впечатление, что написал кто-то другой. Не удивлюсь, что это на самом деле так. Или это -литературная халтура.

Тогда же прочитал "Туманность Андромеды". Ни до, ни после ни один роман на космическую тему не производил такого потрясающего впечатления. Разве что меня тыркнуло подобьным образом при прочтении Сергея Снегова, "Путешестве в иномир" и "Галактическая одиссея", в автобусе Горький - Новочебоксарск в 1986 году.

Бушкова впервые я прочитал лет в 10-11, в 1985-1986 гг., в журнале "Вокруг света", рассказ "Еще раз о космической экспансии". Имя автора забыл, но рассказ запомнился. Сопоставил только сейчас:))) Большинство его произведений в нулевых и десятых прочитал с монитора в RTF и FB2.

"Швейка" прочитал тогда же. Тогда читался чуть ли не как порнуха. Куда только родные смотрели…

И тогда же - Алексея Толстого. "Аэлиту" с отсутствующей первой страницей. Подобранную в макулатуре. В квартале Радиусного дома. Потом уже прочитал "Гиперболоид" в 1987 и "Петр I" в 1988. Уже в Чебоксарах.

Конан-Дойля - тогда же. Причем сразу "Собаку Баскервилей", а потом уж все остальное. Поскольку там валялось собрание сочинений издания 1960-х гг. На даче в Колтушах, где вивисектор Павлов кромсал собак.

Тогда же прочитал Клиффорда Саймака, рассказ "Штуковина", в каком-то журнале. После он мне попался уже в 1988 ("Сделай сам" и "Отец-основатель"), хотя у нас его тогда издавали довольно много. В Щербинках-2.

Брэдбери прочитал в Новочебоксарске в 1987 году, золотой набор, "451 градус" и "Вино из одуванчиков". А также отрывки из "Марсианских хроник".

Г.Г. Маркеса ("Сто лет одиночества" и "Полковнику никто не пишет") - в 1988 году. Все, что у него прочитал после, впечатления не произвело. Повторение пройденного.

Пелевина прочитал тоже в 1988 году, в 13 лет, рассказ "Хрустальный мир"(журнал "Знание-сила"). Причем в автобусе "Горький - Чебоксары". Не совсем въехал тогда в эту своеобразную постсоветскую психоделику.

Владимира Солоухина - "Третья охота" и "Григоровы острова" - тоже прочитал в 88-м. В совхозе "Доскино". Точнее, в поселке Горбатовка.

Роберта Стоуна "В зеркалах" прочитал тогда же, там же. В "Иностранной литературе".

Алана Силлитоу "Начало пути" - тогда же, там же.

Ремарка - тогда же. Но в Горьком, на Автозаводе. Естественно, "Западный фронт".

Стивена Кинга прочитал впервые в том же году, в "Иностранной литературе", роман "Мертвая зона". Здорово грузанулся тогда, помнится. Кажется, его рассказик "Поле боя" я читал и раньше, но точно не помню.

Данил Корецкий попался тогда же. На Автозаводе, близ Южного шоссе. Рассказ "Логика выбора". Фантастика. Тогда "Антикиллером" еще и не пахло.

Эдмонда Гамильтона "Звездые короли" прочитал в 1989. Там же. В "Технике-молодежи" за 1988-ой год. После этого на остальные космические оперы даже и смотреть не хочется.

"Заводной апельсин" прочитал еще в школе, в 1992. В тех же вторых Щербинках. Сразу же посмотрел фильм (ННТВ с 1990-го как раз начали крутить зарубежку) - не то. Что бы там про него не писали.

Лимонова прочитал в 1992 г., сразу после поступления на истфак ЧГУ. Талантлив, конечно, собака, но вот до Буковски, затрагивавшего в ранних произведениях примерно ту же тематику, он явно не дотягивает. Комплекс неполноценности так и прет.

"Илиаду" и "Одиссею" одолел только в университете в рамках

Воннегута прочитал поздновато - в 1994. Зато сразу - "Сирены Титана" и "Бойня номер пять".

Берроуза (не того, что написал "Тарзана") первый раз открыл в 1995 году. Естественно, "Голый завтрак". После чего в среде псевдометаллической чебоксарской тусовки приобрел репутацию гомосека. Странно, что до кучи не наркомана.

Сорокина ("Сердца четырех") прочитал в 96-м. Обозвал его тогда для себя "Берроузом по-русски". По-моему, никого тогда от Сорокина толком и не перло. Многие вообще про него в первый раз слышали. Позже понял, что до Берроуза ему как до Китая раком. Или до Луны ползком на брюхе по гравию. Возможно, "Ледовая трилогия" - исключение. Ну может, еще некоторые рассказы из "Первого субботника", "Норма", где-то "Голубое сало"… Не знаю.

Чарльза Буковски - в 2001-м. По-настоящему оценил его позже. А когда прочитал "Макулатуру", сгоряча обозвал ее "обдолбавшимся Раймондом Чандлером".

Баян Ширянов со своим "Низшим пилотажем" впервые попался в 2002-м. В городе Шумерля Чувашской республики. На заводе спецавтомобилей. Прочитал с монитора прямо на работе. Впечатления не произвел. Как, впрочем, и позже, когда прочитал его "Монастырь". Вторично.

Чака Паланика - в 2005-м. Почему-то не "Бойцовский клуб" (фильм видел в 2002-м), а "Колыбельную".

Может быть, еще какие-нибудь интересные факты вспомню.

13.05
12:09

Гибель 31-го отдела


Вспомнилось мне вдруг почему-то,как в свое время проводил ликвидацию безграмотности у своего ныне покойного брата, выправляя правописание. Диктовал я при этом отрывки из "Гибели 31 -го отдела" Пера Вале, что вызывало у экзаменуемого яростный протест. Особенно его бесило имя главного героя - Иенсен.

Кстати, это ВООБЩЕ единственное имя реального персонажа романа, комиссара полиции. Остальные проходят под такими, например, наименованиями, как "шеф издательства", "заместитель главного редактора", "начальник гражданского патруля" и тому подобное. Если и встречаются имена и фамилии, то исключительно литперсонажей, исторических и культурных деятелей прошлого. Видимо, это должно показывать всеобщую деградацию общества, поскольку для большинства эти имена абсолютно ничего не значат.

СЮЖЕТ. Дело происходит приблизительно в конце 60-х-начале 70-х прошлого века, хотя никаких временных привязок не дается, в какой-то абстрактной скандинавской (поскольку один раз называется шведская мелкая денежная единица - эре) стране. В крупнейший издательский концерн было прислано анонимное письмо, составленное из газетных букв, содержащее в себе угрозу взрыва здания (указывается точное время). Руководство долго колеблется, но все же решает рискнуть и эвакуировать весь персонал (кроме непонятного "31-го отдела", находящегося на последнем этаже). Взрыва не происходит, убытки от остановленных производственных процессов составляют почти 2 миллиона. Главному герою поручают расследование этого дела и срок, данный для поимки виновника - одна неделя. Иенсен благополучно находит преступника (как раз за несколько часов до истечения срока поиска), попутно убеждаясь, насколько концерн примитизировал издательское дело, сведя его к производству чисто развлекательного чтива с минимумом информации (во всех 144-х печатных изданиях). Те, кто по-прежнему думает, что "книга-источник знаний", либо вынуждены уйти, либо спиваются (кстати, в стране употребление спиртного запрещено даже в домашних условиях), либо кончают с собой или приспосабливаются. Но есть и еще один путь. Имеющие неограниченные средства, директора концерна привлекают немногих журналистов-творцов к работе над журналом, который должен сохранить в себе все прежние достоинства печатных органов и развить их дальше, чтобы не погиб дух прежней журналистики. Создаваемый отдел получает наименование "31-го". Сотрудники имеют право писать о чем угодно и как угодно остро и критически обо всех общественных проблемах. Руководство одобряет каждый из выпущенных макетов, но запуск в тираж все откладывается и откладывается по разным надуманным причинам: мол, надо еще поработать над содержанием, формой, дабы успешно конкурировать с зарубежными и отечественными изданиями, и так далее. Наконец до журналистов доходит, что создаваемые ими макеты (которые аккуратно сохраняются в архиве, так и не увидев белого света) служат в качестве коррелятора: как НЕ НАДО писать. Бывший (к настоящему моменту) сотрудник 31-го отдела и есть автор анонимной угрозы. Перед самым арестом он успевает послать еще одно аналогичное письмо. О взрывном деле он имеет при этом то же представление, что и директор издательства о Гейне (по его собственным словам).Повторяется сценарий недельной давности, то есть всеобщая (почти) эвакуация при блистательном отсутствии главного руководящего состава. Только в этот раз взрыв все-таки происходит. Последствие… см. название романа.

Над всей Скандинавией безоблачное небо.

28.04
14:33

Лимонов




Странно. Многие писали о маргиналах и жизни в трущобах, основываясь на собственном опыте (Джек Лондон в "Людях бездны", Уилльям Берроуз в "Джанки", Джордж Оруэлл в "Даун энд аут в Париже и Лондоне", Чарльз Буковски практически во всех своих произведениях), но ни один не считал нужным так выхваливать и выставлять себя крутым, как Лимонов - в отелях "Винслоу", "Эмбасси" и пр.

26.03
12:17

Алиса Бяльская-Найман "Легкая корона"




Довелось вот пробежать данный опус запоздало. Ну что могу сказать? Несмотря на положительное предисловие Людмилы Улицкой (видимо, из этнической солидарности), особого впечатления не произвел. Хоть это и не Ирина Денежкина (которая, такое впечатление, является обкуренным клоном Токаревой), но в принципе ничего нового в женской прозе не сказано. Ну не имеют женщины писать нормально о жестких (жестоких) темах. А тем более грамотно и по теме материться. Исключение - покойная Медведева. "Легкая корона" - книга якобы о рок-тусе 80-х гг. прошлого века. Хотя эта туса оставляет ощущение всего лишь бледного фона для несчастной неформальной любви. О которой опять же не написано ничего нового. Что в музыкальной тусовке настоящие отношения чрезвычайно редки и все в основном сводится ко всеобщему перепиху всех со всеми - так это мы и без Алисы знаем.

02.04
18:27

Роберт Стоун и его "Зеркала"

Роберт Стоун (родился 21 августа 1937) - американский писатель.




Роберт Стоун — классик современной американской прозы, друг Кена Кизи и хроникер контркультуры, лауреат Национальной книжной премии США за роман «Псы войны».

В начале 1970-х гг. отправился корреспондентом во Вьетнам; опыт Вьетнамской войны, захлестнувшего нацию разочарования в былых идеалах, цинизма и паранойи, пришедших на смену «революции цветов», и послужил основой романа
«Псы войны».
Книга получила высшую литературную награду США — Национальную книжную премию (на следующий год после «Радуги тяготения» Томаса Пинчона, то есть планка стояла очень высоко), включена в 2005 г. журналом «Тайм» в список 100 лучших романов XX века и была экранизирована — под названием
«Кто остановит дождь»
(«Who’ll Stop the Rain» — по знаменитому хиту Creedence Clearwater Revival); постановщиком выступил Карел Рейш, главные роли исполнили Ник Нолти («48 часов», «Мыс страха», «Повелитель приливов», «Тонкая красная линия»), Майкл Мориарти (звезда сериала «Закон и порядок») и Тьюзди Уэлд («Однажды в Америке»).

Его первый роман
«В зеркалах»
получил престижную премию имени Фолкнера, присуждающуюся за лучший дебют, и стипендию Гуггенхейма. Роман был экранизирован Стюартом Розенбергом (учитель Дарена Аронофски), главные роли исполнили Пол Ньюмен, Джоанн Вудворд и Энтони Перкинс. Не менее примечательна история русской публикации «В зеркалах»: перевод был издан в журнале «Иностранная литература» сокращенным по цензурным соображениям почти на треть.



На русском языке роман публиковался один-единственный раз - в 70-х годах в "Иностранной литературе"; современному российскому читателю он абсолютно не известен. А между тем это исключительно талантливо написанное произведение на тему накаляющихся расистских настроений в 60-е годы в США.
Рейнхарт — бывший кларнетист и талантливый интерпретатор Моцарта, бывший радиоведущий, а ныне алкоголик без кола и без двора — приезжает в Новый Орлеан. Помыкавшись по злачным местам Латинского квартала и лабиринтам своего расщепленного сознания, он получает работу на местной радиостанции и встречает красавицу Джеральдину. В чем загвоздка? В том, что былое оставило неизгладимый след на лице Джеральдины и в ее душе. Загвоздка в том, что владеющий радиостанцией луизианский миллионер мнит себя вождем ультраправого подполья и в его далеко идущих планах Рейнхарту отведена отнюдь не последняя роль…

http://fb2.net.ua/

Лично я читал этот роман в 1988 году, откопав в деревне у родни подшивку "Иностранки", если не ошибаюсь, за 1973 год. Особенно меня поразило слово "жопа", напечатанное в журнале безо всяких многоточий (несмотря, как было сказано выше, на засилье цензуры). :((( Меня от неожиданности даже пробило на истерический смех. В общем и целом роман произвел на меня огромное впечатление, я его даже пытался проиллюстрировать.



Название романа становится понятным из приданного ему эпиграфа:

Отцам стал садом край нехоженый,
Оградой — кости краснокожих,
Бежавшим, точно черт от ладана,
Из Будь-Неладных Нидерландов.
Бездомнейшее семя Дьявола
Ночь фонарями продырявило,
И в зеркалах взметнулись свечи,
Перстом указывая веще,
Где Каиновы семена
Горели вечны, как вина.


(Роберт Лоуэлл, «Дети света». Перевод Андрея Вознесенского)

21.03
20:08

Тонкие стены



Любовь высасывает. Она обращает нас в дураков и рабов. Но еще хуже - жить одиноким и нелюбимым.

Нэнси Коллинз. Тонкие стены

06.03
23:16

Как тут не вспомнить...

1988… 105-я школа на улице Автомеханической… первое зимнее прочтение и приобщение к …












11.02
13:15

Перечитывая древнюю советскую фантастику



Наш космический корабль вошёл в атмосферу Юпитера и бортовой компьютер усиленно защёлкал реле и зашелестел перфокартами.

21.10
18:21

Эйсид Хаус

Сделал очередную попытку (с третьего раза) наконец-то одолеть этого хваленого Ирвина Уэлша. Плюнул и бросил примерно на сотой странице. Жалкое подобие "Голого завтрака" нарисовывается, как только он отходит от реалистичной манеры. В общем, Джон Ридли, Леонард Элмор и Николас Блинкоу дадут сто в очко этому лысому обдолбышу!
(Впрочем, сделаю исключение для Trainspotting…)



Ирвин Уэлш



Джон Ридли



Леонард Элмор



Николас Блинкоу


[1..25] [26..49]

Максуд x10


Града настоящего не имею, а грядущего взыскую...


Папки

Друзья


Найти друзей