14.02
12:13

Святой Валентин

Посмертное мученичество святого Валентина

Как же вышло, что римский мученик стал "покровителем влюблённых"?

День святого Валентина — ярчайший пример того, сколь причудливые метаморфозы с течением времени способны претерпевать идеи, традиции и сама человеческая память. Между 14 февраля в его нынешнем качестве Дня Всех Влюбленных с валентинками, однообразными поздравительными стишками и дежурными признаниями в любви, днём памяти ничем не провинившегося древнеримского святого по имени Валентин Интерамнский и привязанными к этой дате древними обычаями зияют пропасти, которые и не снились тем, кто сегодня легкомысленно сваливает все это в одну кучу.

Святой Валентин

Исторический святой Валентин имеет настолько мало отношения к Дню Всех Влюбленных, насколько это вообще возможно. Доподлинно даже неизвестно, существовал ли такой человек когда-либо вообще. Из сколько-нибудь достоверных сведений о нём известно лишь то, что так звали святого древнеримского мученика, и что похоронен он на Фламиниевой дороге. Более того, неизвестно даже, было ли 14 февраля изначально посвящено памяти одного или нескольких Валентинов: в разных источниках связанный с этой датой Валентин описывается то как римский священник, то как епископ Интерамнский, то как убитый в Африке мученик. И если африканский Валентин, по всей видимости, — всё-таки отдельная личность, то два других вполне могли быть одним и тем же человеком.

День памяти как таковой был установлен в V веке Папой Геласием I, который, что характерно, включил ВАЛЕНТИНА в список святых, чьи имена чтимы людьми, но дела известны одному Богу. Уже поэтому можно точно сказать: о каком бы из Валентинов ни шла речь, ни один к влюблённым, сердечкам и признаниям не имеет ни малейшего отношения. Более того: святой Валентин — фигура настолько туманная, что в 1969 году день его памяти вообще исключили из католического литургического календаря. Заменили Валентина, как это ни забавно, днём памяти святых Кирилла и Мефодия, почитающихся покровителями Европы и просветителями славянских земель. На фоне этого особенно забавляет твёрдая вера отдельных личностей в то, что злосчастный праздник — эдакий хитроумный ход Ватикана, нацеленный на "совращение" душ в католическую веру.



Трудно сказать, чем провинился именно ВАЛЕНТИН, почему именно с его именем связали праздник влюблённых. Но факт остаётся фактом: с течением времени скудные, мягко говоря, сведения о его жизни стали обрастать дополнительными деталями, постепенно превращаясь в легенду, местами красивую, местами диковатую, но почти наверняка не имеющую никакого отношения к реальности. Первое дополнение зафиксировано в "Золотой Легенде" Иакова Ворагинского, написанной в 1260 году — тысячу лет спустя после предполагаемого времени жизни святого. Валентин Римский упоминается там очень и очень кратко — о нём сказано лишь то, что он был обезглавлен по приказу императора Клавдия II за отказ отречься от Христа, а перед казнью совершил чудо — вернул зрение и слух дочери тюремщика.

В Нюрнберской хронике 1493 года взаимоотношения Валентина с императором становятся уже более интересными. Помимо нелюбви к христианам она приписывает Клавдию II своеобразную законодательную инициативу: он якобы запретил жениться то ли своим легионерам, то ли молодым людям вообще — из тех соображений, что женатые мужчины в армии служат плохо и неохотно. Священник же по имени Валентин, сочувствуя влюблённым парам, соглашался втайне ото всех проводить обряд венчания и другими способами помогал христианам, подвергавшимся в то время гонениям.

Естественно, в скором времени это стало известно властям, и ВАЛЕНТИНА взяли под стражу. Каким-то образом он даже привлёк к себе внимание самого императора, который после беседы со священником проникся к нему вполне искренней симпатией — однако Валентин попытался обратить в христианство самого Клавдия, что в душе последнего особого отклика не нашло. В результате священник был предан мученической смерти: его избили дубинками, забросали камнями, а когда оказалось, что он ещё жив — обезглавили.

Впрочем, даже во втором приближении у этой истории крайне мало общего с нынешним представлением о празднике, так что относительно недавно к легенде добавился дополнительная и уже полностью лишенная всяких исторических оснований подробность. Якобы накануне своей казни святой Валентин самолично изготовил первую открытку-"валентинку", адресовав её своей возлюбленной. На роль "девушки Валентина" (видимо, по причине полного отсутствия в ранних вариантах легенды других женских персонажей) была определена исцелённая им слепоглухая дочка тюремщика.

В авторских пересказах ни в чём не повинному священнику приписывают и ещё более экстравагантные наклонности. Можно, например, найти сведения о том, что он помогал легионерам сочинять любовные письма и дарил девушкам от их имени цветы.

Но почему же всё-таки подобным образом пострадал именно Валентин Римский, а не какой-то другой святой? Единого мнения на этот счёт нет. Некоторые считают родоначальником Валентинова дня в современном понимании позднесредневекового английского поэта Джеффри Чосера, в своей поэме "Parlement of Foules" ("Птичий парламент") упомянувшего о том, что в Валентинов день птицы сбиваются в пары. Впрочем, именно к Валентину Римскому это имеет более, чем косвенное отношение, поскольку Чосер писал о другом святом Валентине — епископе Генуэзском, день памяти которого приходится на второе мая. Что подсказывает и простая логика — согласитесь, для "бракосочетания птиц" это куда более уместное время, чем середина февраля.

День Валентина - древнеримская история праздника

Популярная версия о связи 14 февраля с древним, ещё доримским, праздником Луперкалии, который приходился на 13—15 февраля - так же имеет право на жизнь. Впрочем, он, на языческий манер, больше касался плодородия и деторождения, чем романтической любви: в ходе празднования, к примеру, жрецы бегали по городу и стегали специально выстроившихся для этой цели женщин кнутами из козлиной кожи — это якобы способствовало плодовитости и облегчало роды. Когда же 14 февраля было назначено днём памяти святого ВАЛЕНТИНА, старые и новые обычаи, как это часто случается, стали переплетаться, а после официального запрета Луперкалий в V веке новый праздник сохранил многие их черты, и образ святого в народной памяти также приобрёл характерные особенности.

Что же касается неотъемлемого атрибута современного празднования этой даты — открыток-валентинок — то своему появлению они, судя по всему, обязаны распространившейся по Европе к концу Средних Веков традиции куртуазной любви, а привязке к Дню святого Валентина — всё тому же Чосеру. Впрочем, в те времена это были, разумеется, не открытки, а стихи с заверениями в вечной любви и верности.

И только в конце XVIII — начале XIX веков и праздник, и его основной символ стали стремительно приближаться к тому, что они собой представляют сейчас. В 1797 году в Великобритании была издана книга, которую смело можно назвать прародительницей современного Дня Всех Влюблённых — "The Young Man's Valentine Writer", целиком состоявшая из готовых стихов для подписывания валентинок — для тех, кого Бог обделил поэтическим даром. Чуть позже начали изготовляться и готовые открытки, которые пользовались таким большим спросом, что вскоре попали в фабричное производство. Однако тем сверхпопулярным и всенародно празднуемым днём, которым он является сейчас, день святого ВАЛЕНТИНА стал благодаря вполне конкретному человеку — американской художнице и предпринимательнице XIX века Эстер Хоулэнд.

Вдохновившись полученной от отцовского делового партнера британской валентинкой, она начала изготовлять похожие открытки и поставила дело с традиционным американским размахом, быстро превратив его в масштабный и прибыльный бизнес и со временем став почти легендарной фигурой в среде кардмейкеров. Спустя несколько десятилетий она с большой выгодой продала своё дело, и с тех пор День святого ВАЛЕНТИНА в своём нынешнем качестве и с примерно той же самой атрибутикой победоносно шествует по планете, попутно теряя всякие остатки связей со святым, по случайности даровавшим празднику своё имя. Сегодня не каждый вспомнит даже многократно препарированную легенду о Валентине, и его имя служит скорее составной частью названия, чем отсылкой к конкретному человеку.

Многие порицают День Всех Влюблённых как торжество пошлости, дурного вкуса и материализма — на том основании, что он развращает молодежь, прививает неуместно легкомысленное отношение к серьёзным темам — и, возможно, в чём-то эти многие даже правы. Но нельзя, в то же время, упускать из виду, что порицание это касается не столько праздника, сколько празднующих — ведь даже столь ненавистные многим валентинки изначально предполагались не как признания во влюблённости, а как заверения в любви — вечной, верной и неколебимой. И если любовь — вечная, верная и неколебимая — перестала с тех пор котироваться, то кого в этом винить? Уж точно не римского мученика по имени Валентин, который, как выясняется, здесь не замешан ни сном, ни духом.


Николай Бедарев
www.pravda.ru
Святой Валентин


Оставить комментарий

Вы не зарегистрированы, решите арифметическую задачу на картинке,
введите ответ прописью
(обновить картинку).


Максуд x10


Града настоящего не имею, а грядущего взыскую...


Папки

Друзья


Найти друзей